Стокгольм
Валюта
1 EUR = 11.58 SEK
1 USD = 10.69 SEK
1 SEK = 8.37 RUB

Читайте нас в 

Bloomberg: расизм стал частью повседневной жизни ШвецииАмериканское информационное агентство Bloomberg побывало в Швеции и пришло к выводу, что репутация этой страны, как либерального убежища рушится, число националистов растёт, а расизм процветает.

Нигерийцу Чинеду не потребовалось много времени, чтобы почувствовать себя нежеланным гостем в Швеции.

Когда он приехал в Швецию из Нигерии в 2018 году, присоединившись к нескольким сотням тысяч африканцев в стране с 10-милионным населением, то сначала думал, что нашёл толерантное, инклюзивное общество, которое занимает первые места в мировых рейтингах качества жизни и счастья.

Он поступил в Университет Мальмё, работал над получением степени магистра в области изучения международной миграции, завёл друзей и устроился на работу. Но вскоре он и его семья столкнулись с расизмом, и теперь так боится за их безопасность, что вынужден скрывать своё настоящее имя.

По его словам, когда Чинеду и его жена ходят по магазинам, то люди обычно отводят от них взгляды, чтобы избежать зрительного контакта. В школе другие дети требуют от его детей «отправляться домой», и кричат, что «чёрным здесь не место». А после победы крайне правых Шведских демократов на всеобщих выборах в сентябре 2022-го, он чувствует себя еще болеё неловко в своей новой стране.

«Это происходит почти каждый день. У меня сложилось впечатление, что вы можете приехать в Швецию, и шведы не будут возражать, черный вы, белый или коричневый, но они уже не чувствуют себя комфортно среди иммигрантов, как это было раньше», - жалуется Чинеду. 

Приезжие из Сирии, Румынии и Афганистана рассказали журналистам Bloomberg, что они постоянно сталкиваются в Швеции с расистским отношением и насмешками, и никто из них не хотел рассказывать свои истории под запись, опасаясь репрессий. Все они живут в Клиппане, окружённом фермами городке примерно в часе езды от Мальмё на юге Швеции, который стал бастионом Шведских демократов. Один местный пастор из Нигерии заявил, что ему так всё надоело, что он ездит на работу в столицу Дании Копенгаген, где легче затеряться среди людей.

Большие города не обязательно являются раем для приезжих, которые не выглядят как «шведы». Согласно недавнему отчёту шведского отделения некоммерческой организации «Спасите детей», в стране каждый четвёртый ребенок из числа иммигрантов подвергается насилию или нападению на расовой почве из-за цвета кожи, происхождения родителей или религии. Последние достоверные данные показывают, что количество зарегистрированных преступлений на почве ненависти выросло на 20% за десять лет. В 2020 году было зарегистрировано более 3000 таких преступлений, хотя реальное их число выше, поскольку о многих инцидентах не сообщается.

В школе Snyggatorpsskolan в Клиппане, треть из 400 учеников имеют иммигрантское происхождение. Директор школы Мари Гардби говорит, что ксенофобская риторика процветает в социальных сетях, расовая напряженность в её школе стала обычным явлением, и это приводит к оскорблениям и дракам.

Скрытый расизм десятилетиями оставался на обочине шведской политики. Но теперь это стало социально приемлемым, говорит Берт-Инге Карлссон, бывший политик из Клиппана, покинувший правоцентристскую Христианско-демократическую партию после того, как они начали открыто сотрудничать с крайне правым. «Больше нет необходимости скрывать то, что переполняет сердце обычного шведа», - сказал он.

Швеция издавна гордится тем, что открыта для идей, торговли и людей со всего мира. На протяжении десятилетий она предоставляла убежище чилийцам, спасавшимся от диктатуры Пиночета, иранцам после Исламской революции и косовским албанцам от войны на Балканах.

Когда в Сирии разразился гражданский конфликт, приведший к крупнейшему кризису с беженцами в Европе со времён Второй мировой войны, Швеция открыла свои двери для большего количества беженцев, на душу населения, чем любая другая страна в регионе. Но вместе с тем у шведов возросло беспокойство по поводу своей идентичности в сочетании с беспокойством о возросшей нагрузке на щедрую систему социального обеспечения, которая формировала сердце нации с 1930-х годов. Сменявшие друг друга правительства так и не смогли решить эти проблемы, о которых крайне правые Шведские демократы громко заявили.

На сентябрьских парламентских выборах во всей стране оказался лишь один муниципалитет, где националистические Шведские демократы потеряла поддержку, и 50 из 290, где партия набрала более 30%. Помимо привлечения недовольных избирателей из традиционных партий, поддержка Шведских демократов среди молодёжи в возрасте от 18 до 21 года подскочила на 10 процентных пунктов до 22%, что сделало её второй по популярности политической силой среди молодежи. Националисты получили более 40% голосов на неофициальных школьных выборах для детей, слишком молодых, чтобы голосовать.

Хотя Шведские демократы, имеющие неонацистские корни, официально не входят в правительство, но являются крупнейшей силой в коалиции и впервые могут значительно влиять на политику во всех областях - от энергетики до здравоохранения. Премьер-министр Ульф Кристерссон поддержал их жёсткий подход к иммиграции в обмен на парламентскую поддержку. 

ООН неоднократно критиковало Швецию за то, что в стране не собираются и не анализируются любые данные на основе расы или этнической принадлежности.

«Совершенно ясно, что расизм в Швеции существует, и что нам действительно нужно что-то с этим делать и переходить в наступление. И это независимо от того, растёт расизм в нашем обществе или нет», - сказала Министр по вопросам гендерного равенства Швеции Паулина Брандберг. 

Что касается нигерийца Чинеду, то сейчас он изучает шведский, чтобы найти работу, соответствующую его квалификации. В своей родной стране он был государственным служащим, а в Швеции он простой рабочий. Чинеду и его жена, работают в гостиницах и зарабатывают каждый по 15 000 до 20 000 крон в месяц до вычета налогов, тогда как средняя зарплата по стране чуть более 25 000 крон.

Его главная забота - дети. «Для моих детей 9, 10 и 11 лет расистские оскорбления уже стали глубоко привычным делом», - говорит он.