Стокгольм
Валюта
1 EUR = 11.63 SEK
1 USD = 10.94 SEK
1 SEK = 8.60 RUB

Читайте нас в 

Sky News: Смертоносные гангстерские войны превратили мирную Швецию в центр убийствБританский новостной канал Sky News выпустил большой репортаж о шведской организованной преступности и массовом насилии. После встреч с шведской полицией и жертвами преступников британский репортёр только и смог сказать: «Боже мой!»

На автостоянке в пригороде Уппсалы Адам рассказывает, сколько денег можно заработать, расстреливая по заказу.

«Если вы подстрелите кого-нибудь в ногу, то получите 50 000 крон (450 000 рублей). Раньше за убийство предлагали миллион крон (примерно 9 миллионов рублей), но сейчас цены сильно упали - очень много желающих так подзаработать. Сам я не беспокоюсь о своей безопасности, потому что уничтожил почти всех своих врагов. Я уже совершил много преступлений и несколько раз сидел в тюрьме. Видел много дерьма. Я видел, как людей убивали. Я видел, как они умирали, получали увечья, как их матери плакали в отчаянии. Я видел почти всё, но вы ничего не можете с этим поделать», - говорит ещё достаточно молодой Адам, который стал членом мафии в 9 лет.

Он является частью волны бандитского насилия, которая потрясла шведское общество и превратила страну с репутацией безопасной и мирной нации в центр убийств на карте Европы.

Уровень смертности от преступлений с применением огнестрельного оружия в Швеции сейчас самый высокий в Европейском союзе. По словам полиции, около 62 000 человек из 10 миллионного населения страны связаны с криминальными сетями.

Большая часть насилия является результатом бандитских войн, когда всё больше и больше криминальных групп борются за территорию и прибыльную торговлю наркотиками.

Для таких гангстеров, как Адам, такая ситуация представляет большие возможности для бизнеса. По его оценкам, он заработал около двух «кроликов» (сленг о миллионе шведских крон) за свою работу. Но при таком финансовом вознаграждении возникают и свои риски.

Неделей ранее, по его словам, за ним пришла конкурирующая банда, но потенциальные убийцы не смогли далеко зайти.

«Мои мальчики были там и поймали их. Я знаю, кто стоит за этим и теперь с ними покончено. Их здесь больше нет», - говорит Адам.

Он смирился с преступной жизнью - слишком сильны связи, которые связали его с коллегами по банде.

«Я лично, я никогда не уйду. Я не вижу себя без банды - там я в семье», - говорит он.

Правоцентристское правительство Швеции объявило о первой национальной программе страны по борьбе с организованной преступностью - это множество предложений, направленных на разгром банд. Уже обсуждается законодательство, которое позволит заключить в тюрьму подростков в возрасте 15 лет. Ведь, например, в 2022 году почти половина подозреваемых в убийствах, была в возрасте от 15 до 20 лет.

По данным полиции, в прошлом году 363 зарегистрированные перестрелки привели к 53 смертельным случаям по всей Швеции. В 2022 году уровень убийств с применением оружия в Стокгольме был примерно в 25 раз выше, чем в Лондоне. Шведские банды хотят убивать и у них нет недостатка в оружии.

Некоторому оружию, которое в ходу у шведских бандитов, место в музее, - это древние револьверы или автоматы советской эпохи, относящиеся ко Второй мировой войне. Другие, самые современные, как, например, тёмно-черный пистолет Glock 17. Всё это конфисковывается в ходе полицейских рейдов, раскрывая огневую мощь преступного мира Швеции.

«Это не что иное, как инструменты, но инструменты в страшных руках, в руках, которые находятся под воздействием наркотиков, людей, которые ничего не боятся - это даёт смертельный коктейль. Это очень, очень опасно», - говорит Яле Поляревиус, начальник разведки полиции центральной Швеции.

Это даже не самый впечатляющий улов, говорит он. Обычной находкой в полицейских рейдах являются штурмовые АК-47, современные автоматы и даже ручные гранаты. Большинство из них происходят из бывшей Югославии, где коррумпированные чиновники с готовностью продавали оружие на чёрном рынке после окончания холодной войны.

Это военное оружие используется не только против членов банд. Из-за неопытных и неподготовленных молодых гангстеров всё больше невинных свидетелей попадают под перекрёстный огонь. Распространены и случаи, когда убивают и вовсе по ошибке.

Херр Поляревиус показывает рекламу с предложением о работе, размещенную в социальных сетях, где банды регулярно набирают киллеров по контракту. На таких мрачных досках объявлений информация о предполагаемой жертве может быть очень скудной.

«Идите в определённое место и убейте кого-нибудь в кепке Gucci», - говорится в одном из объявлений.

Бейсболки Gucci - традиционная одежда для членов банд в Швеции. Для гангстера достаточно одеть неправильную одежду, чтобы его убили. Жизнь имеет очень низкую ценность. По данным полиции, некоторые убийцы за свою работу получают довольно мало - всего 60 000 шведских крон (около полумиллиона рублей).

После многих лет борьбы друг с другом конкурирующие банды отказались от некоторых кодов чести, которые ограничивали кровопролитие. Убийства членов семей бандитов, когда-то запрещённые, теперь стали узаконенным явлением. Родители, братья и сёстры, двоюродные братья сейчас стали целями киллеров.

По словам полиции, большие банды, которые доминировали в своих районах - такие как «Фокстрот» в Уппсале или «Шоттаз» в пригороде Стокгольма Ринкеби - сильно пострадали от разборок, и к ним теперь присоединяются небольшие группы, которые враждуют друг с другом.

«Многие банды размножаются, как раковые клетки. Одна банда становится двумя. Две банды становятся тремя - потому что они всё время враждуют и обманывают друг друга. А погибают люди, которые не имеют ничего общего с их конфликтами. Всё это напоминает войну низкой интенсивности», - жалуется херр Поляревиус.

Молодые члены банд всё чаще обращаются к взрывчатым веществам, чтобы дополнить свой арсенал - это ручные гранаты с Балкан, часто идущие в качестве бесплатного бонуса при покупке штурмовой винтовки, динамит, украденный со строительных площадок, или самодельные бомбы.

«Легко куда-нибудь подложить взрывчатку, а затем покинуть это место. Труднее напрямую застрелить человека. Так что, может быть, в некотором смысле, это облегчает вовлечение молодежи в этот тип преступлений», - говорит начальник полиции Уппсалы Даниэль Ларссон.

Сидя за рулем полицейского фургона, херр Ларссон отвозит британских репортёров в недавно построенный жилой район Фуллерро, недалеко от Уппсалы. Здесь погибла женщина лет двадцати, когда в сентябре прошлого года в её доме раздался взрыв. Он разрушил два дома, и ещё 57 были повреждены. Через несколько месяцев после взрыва некоторые из них всё ещё ремонтируются.

«Это был полный хаос. Все были напуганы и плакали. Всё было больше похоже на сцену военных действий. Мишенью мафии были родственники Рава Маджида, лидера банды, втянутого в смертельную вражду с бывшим сообщником, ставшим соперником. Швеция должна была быть хорошей и спокойной страной, но у нас теперь нет никакого спокойствия», - говорит суперинтендант Ларссон.

Маджид, возглавляющий пресловутую банду «Фокстрот», бежал из Швеции в Турцию. Ходят слухи, что он либо уже мёртв, либо бежал в Иран.

Это не единичный случай. В прошлом году полиция зарегистрировала 149 криминальных взрывов.

Несмотря на возросшие полномочия полиции по пресечению, розыску и контроля банд, шведская полиция погрязла в тяжёлой битве, чтобы искоренить насилие, которое пока лишь продолжает распространяться.

Херр Ларссон считает, что реальный прогресс будет достигнут только в том случае, когда будут устранены коренные причины. «Не нужны полиции дополнительные деньги. Лучше дайте больше денег школам и социальным учреждениям», - говорит он.

А пока бандитское насилие начало распространяться на более богатые шведские районы, где нет иммигрантских общин, которые всегда несли основную тяжесть убийств.

Предыдущая проиммиграционная позиция Швеции дала такой результат, что в страну прибыл огромный приток лиц, ищущих убежища, достигший пика в 2015 году.

Многие из них поселились в пригородах, а иммигранты второго и третьего поколения прошли воспитание в городах-спутниках и муниципалитетах шведских окраин. При ограниченных экономических перспективах социальное неравенство стало фактом, препятствующим интеграции. Это сделало молодых людей уязвимыми для вербовки бандами. И статистика подтверждает, что бандитские стрелки имеют преимущественно миграционное происхождение.

«Они жили довольно изолированно. Их родители не доверяют правительству, не доверяют социальным службам и полиции. Таким образом, их дети жили в неблагополучных районах всю свою жизнь, и начали враждовать уже в школах. Они просто живут своей жизнью вне общества, и банды их просто подбирают», - говорит Аса Бекман Малмберг, которая работает с молодыми правонарушителями в исправительном учреждении для молодёжи.

А ещё есть и жертвы бандитского насилия.

Мусе Чамуну было всего 19 лет, когда он был убит в апреле 2022 года. Он просто болтался с друзьями в общественном центре и уже возвращался домой на ужин, когда подъехала машина. Появились две фигуры с пистолетами. Через несколько секунд раздались выстрелы, и Муса упал. Одному из боевиков было всего 15 лет.

Беззаботный Муса планировал поступить в университет и стать учителем, как и его сестра. Он никогда не связывался с бандами - его убийцы преследовали кого-то другого. Жизнь оборвалась из-за обычной ошибки во внешности.

15-летний осужденный за убийство Мусы был приговорён к четырём годам лишения свободы, что является максимальным сроком для несовершеннолетних в соответствии с действующим законодательством. Банды используют эту снисходительность по отношению к молодым правонарушителям, нанимая для совершения убийств людей младше возраста уголовной ответственности.

В Ринкеби на окраине Стокгольма зимний холод сделал улицы пустыми в субботний вечер. Множество блоков социального жилья расположились вокруг торгового центра и небольшой площади. Не так давно это был центр неутихающей бандитской вражды.

19-летний сын Варсаме Ханад Либаана был убит в декабре 2020 года, когда беспорядочные расстрелы в Ринкеби стали почти еженедельным явлением.

«Мой сын пошёл в торговый центр, а два убийцы, приехали туда на электрических скутерах и открыли огонь по всем подряд. Трое получили ранения, два серьёзных и один лёгкий, но моего сына не смогли спасти», - говорит Варсаме. Теперь он основал группу «Стоп-стрельба», состоящую из родителей, которые патрулируют окрестности, чтобы общаться с молодежью.

«Речь идёт о их будущем, и мы говорим им, что они должны жить. Не обязательно быть убитым, когда тебе 17, 18, или 19 лет», - говорит он.

Поскольку правительство Швеции всё еще ищет ответы, как бороться с организованной преступностью, пострадавшим иммигрантским общинам часто приходится самим браться за прекращение цикла насилия. Они организовывают семинары по оказанию первой помощи, чтобы уменьшить количество смертей от бандитских перестрелок.